Запись эфира

Содержание

  1. Gallows - In The Belly Of A Shark
  2. Tori Amos - Bouncing Off Clouds
  3. Bell X1 - I’ll See Your Heart & I’ll Raise You Mine
  4. Matthew Dear - Fleece On Brain
  5. Múm - Moon Pulls
  6. Stands - Back To You
  7. Glenn Miller - Careless
  8. Madness - Shame & Scandal
  9. Jimmy Page & Robert Plant - When The World Was Young
  10. Paul McCartney - Too Much Rain

Здравствуйте!
Как сообщает нам Умберто Эко, в XIV веке один монах по имени Адсо из Мелька говорил: “Несчастный мир дряхлеет. молодёжь не смотрит на старших, наука в упадке, землю перевернули с ног на голову, слепцы ведут слепцов, толкая их в пропасть, птицы падают, не взлетев, осел играет на лире, буйволы пляшут”.
Знаете, а я не совсем согласен с отцом Адсо. Вернее, совсем не согласен. Обвинения, что мир теперь совсем не тот, что раньше, встречаются ещё в иероглифах ранних династий Египта. Да вот и Тит Лукреций Карр в трактате “О Природе Вещей” писал: “Разум хромеет, язык заплетается, ум убывает”. Да вот только стоит ли нам с вами уподобляться Титу Лукрецию Карру?

  • Gallows - In The Belly Of A Shark

Это новая икона британского хард-кора The Gallows (Виселица). Вот что бы, интересно, сказал про них Тит Лукреций? Хотя, собственно, так ли это важно?
У каждого времени есть свой - совершенно объективный - настрой, который лучшие представители искусства передают, а менее талантливые - копируют, удешевляют и превращают в штамп.
Звезды двигаются, время меняется, меняется его вкус, цвет и запах; изменяются технические приемы, что-то теряется, что-то новое приходит на смену, но неповторимая красота каждого времени остаётся нам в искусстве. И говорить, что сегодня уж не то, что вчера просто признаваться в неспособности воспринимать сегодняшний мир, а не свои воспоминания.

Я очень люблю музыку, при которой я вырос, и очень многим ей обязан но нельзя же ограничиваться этим и отгораживаться от пульса сегодняшнего дня. Ведь для кого-то именно эта музыка откроет сердце. Я тоже хочу услышать в теперешней музыке момент истины.
Ведь как говорил тот же отец Адсо, будучи ещё юным послушником: “Мне, признаться, хотелось бы повстречать единорога, пробираясь через густой лес. Иначе какое удовольствие пробираться через густой лес?”

  • Tori Amos - Bouncing Off Clouds

Это Тори Эймос на своем новом альбоме American Doll Posse призывает всех нас прыгать по облакам. А Тори Эймос человек серьёзный: наполовину ирландка, наполовину индеец Чероки, а иногда её голосом вещает сама богиня Кали. Во всяком случае, так говорит Тори. Но важно ли, что могут сказать авторы? Важно то, что вызывают в нас их песни. А песни у Тори Эмос бывают действительно магическими.
Однако продолжим.
Действительно, я ищу в музыке магию. Когда понимаешь, что кровь приливает к лицу, волосы готовы встать дыбом, и ты оказываешь перед чем-то неназываемым - оттого что в современной жизни просто нет для этого слова; как будто вдруг понимаешь, что из чащи на тебя смотрит единорог, и это правда.

  • Bell X1 - I’ll See Your Heart & I’ll Raise You Mine

Как прекрасно! А эту группу я случайно обнаружил на просторах Интернета. Ничего себе, думаю я. Начал разрывать информацию - кто такие? Ну и что же? Оказывается, раньше их певцом был некто Дамьен Райс, а назывались они Можжевельник (Juniper). Когда же Дамиен решил петь в одиночку и уехал в Тоскану писать песни, коллеги его остались в Ирландии, переименовались в Bell X1 и записали три альбома вот такой замечательной музыки. Так что не счесть сокровищ в каменных пещерах.

Но пойдем далее.
По свидетельству того же Умберто Эко, большой богослов Вильгельм Баскервильский говорил: “Роджер Бэкон, наш чтимый наставник, учил, что в некий день промысел Господен обратится к механизмам, они же суть орудия природной священной магии”.
Может ли быть, что под это определение подпадают синтезаторы и компьютеры? Тогда как раз к месту придётся новое имя - Matthew Dear.

  • Matthew Dear - Fleece On Brain

А вот музыка, которая ещё даже не вышла. Наши старые знакомые - сказочные исландцы Múm - немного подросли и разразились новым альбомом, который выйдет 24 сентября.
Но у нас уже есть возможнось поставить вам одну песню оттуда. Говоря о магии.

  • Múm - Moon Pulls

А что до нового и старого, то разделение на поколения началось уже давно. Старое поколение традиционно брюзжит: “Да, молодёжь теперь не та, что раньше. Мы-то в их годы были другими. Вы только посмотрите как они одеваются, как ведут себя, что слушают. Все идет к концу света”.
Мысль о конце света, вообще, как я замечаю, сильно согревает некоторую категорию людей. Да и действительно - как-то это успокаивает: думать, что после нас уже ничего не будет, что на мне, любимом, все и закончится; при этом ещё всегда можно сказать: “Я же говорил, вот не послушали умного человека, и огребайте теперь конец вашего света”.
Пожилым людям вообще свойственно быть уверенными, что правы только они и никто другой. Да, собственно, и Бог с ними. Академик Капица говорил: “Человек молод, пока не боится делать глупости.”

  • Stands - Back To You

И вообще, отношение старого поколения к молодому это старая история.
В самом начале XVII века композитор Джованни Артузи обвинял другого композитора в том, что у того музыка грубая и неправильная. Его оппонета звали Клаудио Монтеверди, и с него началась музыка барокко.
Когда я слышу фразу “что за дрянь они слушают?”, мне почему-то приходит в голову история недавнего прошлого. Когда пожилым не нравится музыка нового поколения - это нормально и правильно; они и не должны её воспринимать, иначе какое же удовольствие? Музыка детей обязана раздражать родителей или она не исполняет своей функции. Неправильное начинается, когда старшее поколение начинает принимать меры. Вот мы этого не знали, но в довоенной нацистской Германии тинейджеры одевались в английскую одежду и слушали американскую джазовую музыку - Дюка Эллингтона и Глена Миллера; и очень раздражали этим нацистов. В гестапо говорили: “Все, что начинается Дюком Эллингтоном, кончается покушением на фюрера”. Непокорных тинейджеров упаковывали по лагерям или отправлили на Восточный фронт.
Вот нам и точка отсчета.

  • Glenn Miller - Careless

Интересный урок истории.
Вот эта музыка, столь благопристойно звучащая сейчас, когда-то казалась вызывающей, вакхической, потрясающей основы морали - настолько, что за её прослушивание люди попадали в концентрационный лагерь. И более того, зная об опасности, люди продолжали её слушать.
Что же до гестаповского афоризма про Дюка Эллингтона, то во времена СССР у нас тоже бытовал лозунг: “Сегодня он играет джаз, а завтра Родину предаст”. Похоже, не правда ли?
Бывает, что разница вкусов между поколениями приводит к удивительно сильным результатам.

  • Madness - Shame & Scandal

Но у меня есть совет. Если вам не нравится теперешняя музыка, это не повод расстраиваться. И без неё хватает достаточно прекрасной музыки, уж на нас точно хватит. Просто помните совет Махатмы Ганди, а уж он точно знал, что говорит: “Правда - в сердце каждого человека. Там он и должен её искать, чтобы она его направляла. Но мы не имеем права заставлять других видеть Правду по-нашему”.

Так что я и сравнивать не буду. Каждому времени своя музыка. Есть музыка, которая кружи голову, именно потому что она вся - из теперешнего момента, которого никогда не было раньше и который может исчезнуть завтра - и останется только в этих звуках. И существует музыка, которая касается того вечного, что находится в сердце каждого из нас - и это музыка на все времена.
Но без сегодняшних звуков мы рискуем превратиться в музейных работников, которые восхищаются античным контуром, не замечая при этом упоительной красоты машины за окном. Так что рецептов тут нет и быть не может - но можно жить здесь и сейчас, так чтобы это “здесь” включало всю Вселенную, а “сейчас” - всю вечность. И это уже в наших руках.

  • Jimmy Page & Robert Plant - When The World Was Young

А что до появления новой гениальной музыки и великих людей, её играющих, то тот же Виллиам Баскервильский сказал как-то раз: “Ты не тревожься, что доселе их нет. Это не значит, что их и не будет. Я скажу тебе: Господу угодно, чтобы были они, и истинно уже существуют они в Его помысле”.

  • Paul McCartney - Too Much Rain