Запись эфира

Содержание

  1. Wurlitzer Caliola Calliope - Smiles
  2. Cannonball Adderley - Corcovado
  3. Cardigans - Travelling With Charley
  4. Cat Stevens - Sun/C79
  5. Brian Wilson - Somewhere Quiet
  6. Cocteau Twins - Fluffy Tufts
  7. Georg Philipp Telemann - Recorder Sonata In C Major (TWV 41:C5): Adagio - Allegro
  8. Michael Brook & Djivan Gasparyan - Chiarescuroed
  9. Bhajan Singers - Nam Dhare
  10. Beatles - And I Love Her

Здравствуйте!
Что-то давно я не читал вам стихов. Вот, например:

Сегодня у моих стихов выходной,
они могут с утра
позволить себе поваляться в постели
и выходят из дома лишь для того,
чтобы стащить за углом на прилавке
пару-другую фантастических фруктов.
Потом, уютно устроившись внутри своих слов,
мои стихи сооружают вселенную
для личного своего пользования.
Завтра
они будут вести себя много серьёзней:
по будничным дням мои стихи идут на работу
и подчиняются правилам
нашей реальности.

  • Wurlitzer Caliola Calliope - Smiles

Это стихи выдающегося французского поэта Алена Боске. Он прожил почти 80 лет, был членом Академий, общепризнанным мастером слова; его стихи знала не только Франция, но и весь мир. Забавно то, что при всем этом Ален Боске - на самом деле урожденный Анатолий Александрович Биск; он родился в 1919 году в Одессе, в семье поэта Александра Биска. В январе 1920 года, в разгар гражданской войны, отец спасая жизнь семьи, увез из России жену и маленького Анатолия. Юноша получил образование в Брюсселе; там он начал писать. В связи с тем, что началась Вторая мировая война, Ален пошёл на службу в бельгийскую армию. Но после того, как она капитулировала перед Германией, он поступил на службу в французские Вооруженные силы. Переехав в Америку, он подружился с Морисом Метерлинком, Жюлем Роменом и Томасом Манном. И так постепенно стал видным французским поэтом.

  • Cannonball Adderley - Corcovado

“В твоих книгах, - говорит Бог, -
я читал о себе разные сказки.
Спасибо тебе на добром слове,
но по росту ли мне оно?
Что ни притча, то вздор,
потому что в моей природе -
не иметь никакой природы.
Я себе сам
и утверждение
и отрицание.
Не беда -
ты придумай себе другого бога,
малыша, как ты;
но сперва давай сожжем твои книги”.

  • Cardigans - Travelling With Charley

Бог - это препятствие, которое я воздвигаю между самим собою и мной, чтобы мне не надо было себя понимать.

“Мне очень грустно, - говорит Бог, -
оттого что я взрослым родился.
У меня так и не было детства,
и мне никто не позволил открыть
уже созданный мир.
Я не нашёл никого,
кому я мог бы сказать: “Добрый день, мой отец”
или: “Как, маменька, ваше здоровье?”
Во мне очень мало детского простодушия.
Лава, кремень, мошкара,
зефир, человек, пион -
каждый требовал, чтобы с первой минуты
был я ответственным и активным.
Мне очень грустно:
у меня никакого прошлого нет”.

  • Cat Stevens - Sun/C79

“Я не могу, - говорит Бог, -
вести свой интимный дневник -
слов для этого не существует.
Я к вам не могу обратиться
ни по-русски, ни, скажем, по-датски, ни на латыни -
я должен все же блюсти хоть какую-то тайну.
Не могу я, на себя напустивши испуганный вид,
с наступлением сумерек прятаться
в глазу антилопы
или в траве луговой -
это было бы слишком наивно.
Глагол “быть” не очень ко мне применим.
Надеюсь, вы знаете, как нежно к вам отношусь,
да только нельзя мне
вам это показывать.
Такова уж планида моя”.

  • Brian Wilson - Somewhere Quiet

“Я взвесил тело свое на весах, -
рассказывает человек, -
пятьдесят один килограмм во мне весу.
Взвесил тоску свою и тревогу -
по четыре тонны каждая тянет.
После этого взвесил душу свою -
легче пушинки она оказалась.
Слово свое положил на весы -
было оно с утра полновесным,
а к вечеру запропастилось куда-то.
Стал наконец я взвешивать Бога -
стрелка весов замерла на нуле”.
“Это не страшно, - говорит ему Бог, -
дело в том, что весы твои - я”.

  • Cocteau Twins - Fluffy Tufts

Я счастлив, как морская пена,
как вечерний ветер,
как мимоза, которая вздрагивает и трепещет
всей музыкой чутких веток.
Я на поводке выгуливаю свои строки
с их тропическими островами
и с кораблями, которые легче,
чем мимолетный просверк в зрачке баклана.
Лоскут лазури зубами зажав,
я кидаюсь в счастье, как в омут,
как верхом на коне
кидаешься в омут некошеных трав,
облитых росою.

  • Georg Philipp Telemann - Recorder Sonata In C Major (TWV 41:C5): Adagio - Allegro

“Если при имени “Бог” у вас начинается
приступ крапивницы, - говорит Бог, -
зовите меня “алебастром”, “ласточкой” или “ручьем” -
буду знать, что речь идет обо мне.
Если от имени “Бог” вам становится худо,
изобретите взамен другое какое-то слово,
что-нибудь вроде “легкого вздоха”, “росы”
или “ужаса небытия”.
Меня оскорбить невозможно:
все на свете слова - синонимы для меня.”

  • Michael Brook & Djivan Gasparyan - Chiarescuroed

“Я верую в Бога,
поскольку Он слегка подновляет лазурь,
передвигает с места на место дерево,
останавливает поток,
награждает пощечиной утро,
если оно не желает вставать.
Я не верую в Бога,
поскольку перевожу Его творенья в слова.
Я верую в Бога, не веря в Бога,
поскольку я сам - и небо, и дерево,
и река, и утро, и ночь
благодаря всем этим словам,
которые краду у Него.”

  • Bhajan Singers - Nam Dhare

“Человек сказал:
“Я привел к себе последнего бога,
только чтоб не знали соседи.
По утрам мы переделываем мир:
сперва речь, потом абсолют,
а потом простые вещи:
укроп, звезды, паука и весну.
Когда я прихожу с работы,
он мне дарит нововыдуманные цветы
или притчи, которых я не понимаю.
Он уже совсем ручной, хотя и поздно;
у него стол и дом,
ему не на что жаловаться”

Вот такие стихи у Алена Боске. Кто-то написал однажды: “Ощущая всю планету своей родиной, Боске воспринимал её как единое целое, а границы - как обременительные преграды, противоречащие сути мироздания. В его стихах такие условности исчезают, зато об экватор можно по неосторожности споткнуться”.
Спасибо вам за то, что я могу разделить это с вами.

  • Beatles - And I Love Her