Запись эфира

Содержание

  1. George Harrison - Microbes
  2. Djivan Gasparyan - I Will Not Be Sad In This World
  3. Shivkumar Sharma - Dogri Folk-Tune. Taal Dipchandi
  4. Masters Of Meian-Ryu, Kimpu-Ryu, Tozan-Ryu And Kikusi-Ryu - Ajikan
  5. Maria Pomianowska - Blues Na Każdą Porę Roku
  6. Аквариум - Феечка
  7. Becky Taylor - River Rose

Здравствуйте!
Что-то мы в этом месяце все про философию да философию; про музыку совсем забыли. Давайте я вам сегодня расскажу про всякие инструменты, которые не каждый день услышишь по радио, а звуки они издают красоты необыкновенной и для нашей с вами жизни совершенно необходимы.

  • George Harrison - Microbes

Это, конечно же был Джордж Харрисон, которому я бесконечно обязан за то, что он когда-то открыл для меня бесценное сокровище индийской музыки.
Когда-то его попросили написать музыку к фильму “Чудесная Стена” (Wonderwall); фильм получился не то, что бы очень, но музыка вышла отличная - Джордж на этом саундтрэке дал волю своей страсти к Индии, поехал в Бомбей и записал там звуки небесной красоты - мало кому с тех пор удавалось так же мастерски совмещать музыку Востока и музыку Запада. Вот в только что прослушанном вами произведении под названием “Микробы” он использовал два духовых инструмента под названием “шеннаи”, что-то вроде индийского гобоя.

А вот ещё один духовой инструмент - ещё одно бесценное сокровище. Армянская дудочка из абрикосового дерева под названием дудук не имеет себе равных на земле по красоте и печали звучания. При этом, дудук - один из самых старых инструментов на земле, ему более 3000 лет; он - национальный символ Армении. Его называют “шедевром культурного наследия человечества”.
Когда-то, ещё в середине 70-х, мне в руки попала пластинка “3-я Международная Трибуна Стран Азии и Африки” и там на этом самом дудуке играл великий его мастер, Дживан Гаспарян, и я совершенно потерял покой. И я никак не мог себе представить, что пройдут годы, и мы с Дживаном подружимся и будем записываться вместе.

  • Djivan Gasparyan - I Will Not Be Sad In This World

А вот ещё один малоизвестный на западе, но несравнимый по красоте индийский струнный инструмент - сантур. Он отдаленно похож на гусли - 100 струн, скрепленных двумя деревянными планками, а играют на нем двумя молоточками.
Сантур, скорее всего, появился в Индии из Персии в средние века и до середины XX-го века использовался в долине Кашмира только как подмога для суфийского пения; никому и в голову не приходило, что на нем можно играть сольно. Но появился замечательный музыкант Шивкумар Шарма (только что сыгравший, кстати, концерт в Москве, дай Бог, не в последний раз!) - и сделал сантур самостоятельным инструментом. Ему говорили: “Ты выбрал не тот инструмент, возьми сарод или ситар, и будешь великим музыкантом”. “Я понял” - вспоминает Шивкумар - “что для того, чтобы играть на сантуре, его нужно будет реконструировать и превзойти его ограничения. И я сделал свой сантур театром, который вмещает в себя жонглеров, татарские орды, цыган, караваны, танцующих гурий - в общем, целый рай”.

  • Shivkumar Sharma - Dogri Folk-Tune. Taal Dipchandi

А теперь - из Индии в Японию.
Музыка японской флейты сякухачи - вещь совершенно особая. Говорят, что эта флейта происходит из Древнего Египта и - через Индию, Китай и Корею - попала в Японию в VI веке. Но расцвет её начался на шесть сотен лет позже - когда зенские монахи начали использовать её для медитации, которая называется “суйзен” - медитация дутья.
В средние века монахи секты Фуке, известные ещё как “комусо” - “жрецы пустоты” - путешествовали по всей Японии с этими флейтами. На голове они носили бамбуковую корзину как символ отрешения от мира, и вместо пения сутр - играли на флейте.

Корзина на голове и флейта в руке - удобная маскировка. Часто шпионы сегуна маскировались под монахов; чтобы отличить шпионов от действительно монахов, был разработан целый репертуар “хонкиоку” - сольных произведений для сякухачи; если ты мог сыграть хонкиоку, ты считался монахом; если нет - ты, видимо, был шпионом, и тогда разговор с тобой мог быть очень коротким. В те времена игра на сякухачи считалась исключительно мужским делом; теперь это, конечно, переменилось.

Сякухачи по традиции делается из бамбука; а поскольку ни одно колено бамбука не похоже на другое, изготовление каждой флейты - дело индивидуальное и требует большого времени и мастерства, а старые флейты могут стоить целое состояние. Но дело того стоит - в Японии говорят, что звук сякухачи передает весь спектр жизни на земле.

У меня эти звуки всегда вызывает ощущение одинокой печали, настолько далекой и отрешенной, как будто это не звуки, а какое-то особое место - одинокий холодный дом где-то в горах, туман, дождь. Но изысканность сякухачи ни с чем не сравнима.
Фумио Койдзуми писал: “Благодаря тому, что эта музыка имеет духовное происхождение, звук флейты сякухачи вызывает мысли о духе. Поэтому иногда один её звук может привести человека в Нирвану”.

  • Masters Of Meian-Ryu, Kimpu-Ryu, Tozan-Ryu And Kikusi-Ryu - Ajikan

А вот вам музыка ещё одного не то, что редкого, а просто пропавшего с лица земли - и возрожденного - инструмента: я говорю об уникальной польской скрипке с широким грифом под названием “сука”.
Сука считалась исчезнувшей и была известна только по картинкам 1888 года, когда она был выставлена на выставке редких народных инструментов. И никогда бы мы не узнали, как она звучала, если бы не одна замечательная женщина - Мария Помяновска.
Когда-то она кончила Варшавскую Консерваторию по классу виолончели, но ей этого было мало. Она поехала в Индию и несколько лет училась у несравненного Рама Нараяна - мастера игры на саранги; потом изучила игру на китайской скрипке эр-ху; потом лет пять жила в Японии. Но среди всех своих странствий не забывала о своей родной польской музыке. Вместе со скрипичным мастером она по рисункам восстановила скрипку “сука”, научилась на ней играть и теперь играет. И вот, как это звучит.

  • Maria Pomianowska - Blues Na Każdą Porę Roku

Что-то я играю вам все печальную музыку. Но вот теперь нечто совершенно иное - индийский смычковый инструмент - дилруба.
Когда-то я услышал дилрубу в песнях того же Джорджа Харрисона - и полюбил её звук неувядающей любовью. Пришло время - и она, конечно, появилась и в наших песнях. Часть альбома “Песни Рыбака” мы записывали в Индии - и однажды на запись пришёл старик с дилрубой, с зубами, черными от жевания какого-то священного растения, послушал песню, сыграл с первого раза, попрощался и ушёл. И вот вам - результат.

  • Аквариум - Феечка

И напоследок - один из самых моих любимых инструментов на всей земле: ирландская волынка - иллеан пайпс.

В обычном воображении волынки связаны исключительно с шотландцами, и все больше - анекдотически: типа: Почему шотландцы волынщики ходят во время игры? Потому что они пытаются уйти от собственного звука. Но это все шуточки.
Вообще-то, волынка - один из самых древних инструментов, известных человечеству. Они упоминаются в Ветхом Завете и греческой поэзии IV века до н.э. Большим ценителем волынки, кстати, был печальной памяти император Нерон. В Британию их, судя по всему, привезли римляне.
Но за прошедшую тысячу лет ирландцы и шотландцы смогли сделать их совершенно своими: Шотландия славится своими волынщиками, ну а ирландцы сделали из волынки иллеан пайпс - инструмент неземной красоты звука. Осталось совсем немного мастеров по изготовлению иллеан пайпс, он стоит огромных денег, и чтобы заказать его мастеру, требуется ждать в очереди четырнадцать лет.
Но это того стоит - если есть на земле магическая музыка, пришедшая к нам от от кого-то совсем другого, то вот - это она и есть.

  • Becky Taylor - River Rose

Спасибо вам, дорогие мои, и до следующей недели!