Запись эфира

Содержание

  1. Steppenwolf - Magic Carpet Ride
  2. Ian Dury And The Blockheads - Sex & Drugs & Rock & Roll
  3. Blood, Sweat & Tears - Spinning Wheel
  4. Can - Vitamin C
  5. Roy Harper - When An Old Cricketer Leaves The Crease
  6. John Surman - Nestor’s Saga (The Tale Of The Ancient)
  7. Culture Club - Karma Chameleon

EarSchplittenLoudenBoomer!
Иными словами - Здравствуйте!
EarSchplittenLoudenBoomer… как много для нашего сердца слилось в этом звуке; в какие дали зовет, какие обещает цвета… Ах! EarSchplittenLoudenBoomer!!!

  • Steppenwolf - Magic Carpet Ride

Это были Steppenwolf - “СтепнойВолк”, друзья байкеров и крестные дети Германа Гессе.
Именно им мы и обязаны появлением в нашем словаре слова “EarSchplittenLoudenBoomer”. Они его породили, и оно пошло гулять по свету. И с тех пор многие великие деятели искусств отдали дань этому возвышенному понятию.
Взять хоть Лермонтова:
“Вот были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя,
Богатыри, не вы…
К примеру - EarSchplittenLoudenBoomer…

И даже поэт пролетарской революции Максим Горький писал:
“Между тучами и морем
Реет EarSchplittenLoudenBoomer,
Черной молнии подобный…”

И даже у самого Пушкин, в первых вариантах “Евгения Онегина можно прочитать первые строчки:
“Мой дядя EarSchplittenLoudenBoomer…”

Однако, вернемся к музыке.
Есть много песен, которые хороши сами по себе, но по неизвестным причинам не могут пристроиться ни в одну передачу. Может быть они слишком самобытны, может быть… - не знаю, после слова “самобытность” уже ничего путного в голову не может придти. Но песни остаются непристроенными и сиротливо жмутся в подворотнях моего компьютера.
Специально для них я и придумал сегодняшнюю передачу.

И начну я с классического произведения.
Испокон веку человек мучался главным вопросом бытия. В чем суть жизни? - вопрошал он. И тут, на первой экстатической волне панка, появился вышедший из простых кокни незаурядный мыслитель Ian Dury и дал полный и исчерпывающий ответ. Он прямо сказал: “Для полного счастья человеку нужны романтическая любовь, занятия физкультурой и хоровое пение”.
Или что-то в таком духе.

  • Ian Dury And The Blockheads - Sex & Drugs & Rock & Roll

Однако, перейдём далее.
Обычно, когда говорят слово “джаз-рок”, имеют в виду нечто инструментально-расплывчатое из области “Мама, посмотри, какие сложные аккорды я умею брать”.

Уже призабылось, что было время, когда этим словом называлось нечто совершенно другое; энергичное, пряное, мясистое, такое, что просто валит с ног, и пар стоит столбом.
Например - классики жанра: группа “Blоod, Sweat & Tears”
Помню, ехали мы как-то в такси с одним приятелем-пианистом, с которым вместе записывали альбом “Лилит”. Доехали до места, такси остановилось, мы расплатились и уже открыли дверь, чтобы выйти - и вдруг по радио запустили песню “Spinnig Wheel”; мы закрыли двери, дали шоферу знак, чтобы не мешал, уселись обратно и дослушали песню до конца - потому что расстаться с таким совершенством на полпути просто не было сил.

Послушайте внимательно - как невероятно изобретательно сделана аранжировка, как ни один момент не повторяется, как точно все играют и с какой энергией. Иногда радостно просто оттого, что живешь в мире, где возможны такие вещи.
Blood, Sweat & Tears - “Spinning Wheel”.

  • Blood, Sweat & Tears - Spinning Wheel

Can - экспериментальная музыкальная группа, зародившаяся в тени великого Кёльнского Собора в непосредственной близости от мощей трёх волхвов - что объясняет глубоко этномузыкологическую природу звучания группы.

Про них пишут, что “они всегда опережали современную музыку по крайней мере на три шага и были ведущей группой экспериментального рока”.
Ударник Jaki Liebezeit в шутку расшифровывал название Can как аббревиатуру - Коммунизм, Анархизм, Нигилизм. Что говорит о том, как по-разному можно понимать слово “коммунизм”.
Критики пишут: Can славились своими долгими импровизациями, основанными на гипнотических ритмических фигурах”.

Они творили прямо в студии, записывая загадочные музыкальные эксерсизы, длившиеся порою по 12 часов, недаром половина группы была учениками Штокхаузена.
Их первый певец, нью-йоркский скульптор Malcolm Mooney после первых записей вернулся в Америку - поскольку психиатр сказал ему, что музыка Can плохо влияет на его душевное здоровье. Своего следующего певца, японца Damo Suzuki, они обнаружили поющим у кафе в Мьюнихе. В то же вечер он пел с ними на сцене. Судзуки гордился тем, что поёт на языке каменного века, и часто его пение пугало публику вплоть до полного прекращения концерта.

Репутация Can в музыкальном мире огромна. Мало того, что Can считаются одной из определяющих групп “krautrockа” - течения, крайне модного среди продвинутых музыколюбов, пред ними преклоняются все. От Джонни Роттена до Radiohead. Пора и нам их послушать.

  • Can - Vitamin C

Имя Роя Харпера известно на земле очень немногим; обычно тем, кто любит читать самый мелкий шрифт.
Но те, кто читают этот шрифт, удивляются; что за человек такой - Рой Харпер, если Jethro Tull поёт ему хвалы, Led Zeppelin в его честь называют песню, а Pink Floyd зазывают его попеть у них на пластинке.
А вот такой человек; особый. Его ещё называют “самым долгоиграющим подпольщиком в мире”. Уважение своих коллег он заслужил тем, что придерживается своих принципов и никогда не сдается под давлением коммерции.

Начал он ещё в 1960-е годы, когда сбежал из школы и поступил в Королевские Воздушные Силы, где окончательно решил для себя, что не любит, когда ему указывают - что делать. Чтобы вырваться со службы её Величеству, ему пришлось делать вид, что он сошел с ума - и видимо, немного перегнул палку, потому что его положили в госпиталь и стали лечить электроконвульсивной терапией.
Это не прибавило ему смирения и с тех пор Рой - образец неподчинения - что в музыке порою приводит к самым положительным результатам.
А вот - одна из самых известных его песен.

  • Roy Harper - When An Old Cricketer Leaves The Crease

Однажды я в очередной раз попал на представление Славы Полунина “СноуШоу”. А надо сказать, что попадать на это шоу я очень люблю, потому что в жизни так редко приходиться сталкиваться с подлинными, неизмеримо высокими и глубокими шедеврами, что упускать любую возможность - это преступление против себя самого. Каждый раз, когда я вижу Полунинское представление, я горжусь тем, что я тоже из России. А такая гордость дорого стоит и делает меня совершенно счастливым.
Но я не об этом хотел сказать. У него там иногда играет музыка - и такое сильное и глубокое впечатление на меня оставила сцена, что музыка показалась мне тоже совершенно гениальной. Потом я узнал, что эта была музыка английского саксофониста Джона Сурмана.

Сурман - саксофонист, кларнетист и вообще - из увлекательного мира свободного джаза. Он играл с Джоном Маклафлиным, Джеком Деджонеттом, Гилом Эвансом… ах, важно ли это? Пусть его удивительная музыка говорит сама за себя.

  • John Surman - Nestor’s Saga (The Tale Of The Ancient)

Но самое, конечно, важное - это сила невинности. Сколько не говори, все упирается в одно и то же. Как говорится: “храни целомудрие, все остальное пройдет”.

Была когда-то такая группа “Дом Культуры”; иностранцы любили называть её Culture Club. А во главе их стоял обворожительный библиотекарь по имени Boy George.
Откуда это в нем было - не знаю, но были у него песни, что невинность и целомудрие просто били через край. Вот одной из этих песен я и хочу напоследок с вами поделиться.
Пусть невинность возрождается и крепнет в нас. Пусть “Невинность и EarSchplittenLoudenBoomer!” будут девизом сегодняшнего дня! Спасибо вам!

  • Culture Club - Karma Chameleon