Запись эфира

Содержание

  1. Hank Williams - I’m Sorry For You, My Friend
  2. Игорь Стравинский - Pulcinella Suite: Gavotta
  3. John Surman - On Staddon Heights
  4. Brian Eno & John Cale - The River
  5. Zorge - Поздравляю
  6. Olivier Messiaen - Vocalise-Étude
  7. Kathmandu Music Center & Lama Ngodup Jungney - Prayers For 25 Pioneers Of Buddhist Traditions
  8. Beatles - Tell Me What You See

Здравствуйте!
Поговорим о квантовой физике. Квантовая физика утверждает, что все, существующее во вселенной - это энергия разной степени насыщенности и наши органы чувств воспринимают окружающее нас со своей ограниченной точки зрения и, исходя из этого, строят свою картину мира. Но картина это далеко не полная; это интерпретация, описание, мы видим только то, что нас научили видеть. Меняя свою точку зрения, точку сборки, свой словарь, мы меняем то, что происходит в нашем мире.
Сегодня я хочу вспомнить несколько историй про то, как изменение точки зрения меняет жизнь.

  • Hank Williams - I’m Sorry For You, My Friend

Не без смущения признаюсь вам, что всегда держался подальше от музыки Игоря Стравинского. Очень уж она казалось мне нервной и даже немного суетливой. Но - деваться некуда, и чтобы понять непонятное, я начал его слушать внимательнее - и начав, не могу остановиться. Хочу понять - как и зачем он писал именно так, как он писал. Как говорил Конфуций, “я хочу увидеть волоски на бровях того, кто написал эту мелодию”.
И вот среди многообразного наследия Стравинского я набрел на совершенно классически звучащую “Пульчинелла Сюиту” - на первый взгляд, на нервную музыку Стравинского совсем не похожую. Наверняка в этом есть какая-то поучительная история, подумал я. И точно.

В начале XX века самым модным явлением в Париже были “Русские сезоны” Сергея Дягилева. И вот великий антрепренёр решил поставить балет “Пульчинелла”. Либретто и постановкой занялся Леонид Масин, декорации рисовал Пабло Пикассо, а музыку должен был писать Стравинский. Собственно, загвоздка заключалась в том, что музыка уже была; музыку ещё в начале XVIII века написал великий итальянец Джованни Перголезе (хотя по утверждениям специалистов - далеко не он один).
Но глубоко смотрящий Дягилев провидел, что Стравинский сможет переписать её; взять и сделать из неё что-то современное. Поначалу Стравинский отказался “Как это я, самый модный композитор мира, буду возиться с музыкой XVIII века?”; но изучив ноты, найденные Дягилевым в библиотеках Неаполя и Лондона, он проникся обаянием музыки и изменил свое мнение. Стравинский написал впоследствии: “Пульчинелла” оказалась моим открытием прошлого; эпифанией, благодаря которой стало возможно все моё последующее творчество. Конечно, это был взгляд назад - первый из многих - но это был и взгляд в зеркало”.
Так от перемены точки зрения музыка Перголезе стала музыкой Стравинского.

  • Игорь Стравинский - Pulcinella Suite: Gavotta

Недавно мне довелось играть небольшой концерт в московском центре реабилитации инвалидов детства “Наш Солнечный Мир”. В основном, этот центр занимается с детьми-аутистами. Я читал, что аутизм считается особым состоянием сознания человека, когда ему неуютно в окружающем мире и он замыкается в себе. Во всем мире принято считать аутизм нарушением развития мозга. Но то, что я услышал в этом центре, сильно изменило мои представления не только об аутизме, но пожалуй и об устройстве мира.
В дословном переводе с латыни “аутист” означает - “погруженный в себя”. Кастанеда когда-то писал о том, что мы, живя в мире, видим не весь мир, а только его описание, которому мы научены; вот, судя по тому, что мне рассказали, аутистам не по себе жить в привычном для нас описании мира. Поэтесса-аутист Соня Шаталова подарила мне там свою книгу. Она пишет: “до двух лет все люди - гении. Гением я называю человека, живущего одновременно в двух мирах”. С её точки зрения, с возрастом многие люди теряют эту возможность существовать в нескольких мирах одновременно, то есть пользоваться одновременно несколькими описаниями Вселенной. А гении её сохраняют. Аутисты же в своем большинстве - люди, которые живут в мире, описанном по-другому, поэтому имеют таланты и возможности, о которых мы даже не подозреваем, и которые иногда намного превосходят то, что нам известно.

  • John Surman - On Staddon Heights

Недавно гениальный физик-теоретик Стивен Хокинг, которого называют “самым знаменитым ученым современности”, сообщил человечеству очередную интересную вещь. Он сказал, что (в соответствии с квантовой физикой) прошлое, которое мы все считаем данностью, на самом деле, является вероятностью. По словам Хокинга, одно из следствий теории квантовой механики заключается в том, что события, произошедшие в прошлом, не происходили каким-то определённым образом. Вместо этого они произошли всеми возможными способами.
Это связано с вероятностным характёром вещества и энергии; согласно квантовой механике, пока не находится сторонний наблюдатель, все будет парить в неопределённости. Другими словами, каждый не только вспоминает прошлое по своему, а просто в природе нет правых и неправых: для каждого прошлое зависит от его точки зрения.
Собственно, ничего нового в этом нет; на этот факт обращали внимание ещё Холмс и Пуаро: каждый свидетель вспоминает происшествие по-своему. Хокинг говорит: “Независимо от того, какие воспоминания вы храните о прошлом, прошлое, как и будущее, неопределённо и существует в виде спектра возможностей”.

  • Brian Eno & John Cale - The River

В одной старой записной книжке я нашёл такую историю.
“На краю деревни стоял дом.
пришёл слон и отъел угол; стало мокро и ветрено. Мужики загородили дыру фанерой; набежала стая собак и стала через фанеру таскать закуску. Мужики передрались, побили бутылки и легли спать. Потом проснулись и заколотили угол всяким, что под рукой было. Стало много лучше, только завелись мыши и другие; под это и в другом углу вышла дыра. Что делать - разобрали потолок, заштопали все дыры. Хороший повод выпить - только сверху капает, потому что крыша прохудилась. Полезли чинить, да лестница подломилась, и Федька провалился в подпол. Зовите, говорит, агронома из совхоза, пусть меня трактором вытащат. Приехал трактор, пока тросом цепляли - разворотили всю стену.
Агроном долго ходил вокруг, цокал языком, потом сам напился и начал мужиков оскорблять по латыни. Выгнали агронома, трактор повалили в овраг, а стену зачинили толем. Сидят - вроде ничего. Потом Федька говорит - хороший у нас дом, другого такого в деревне нет. Согласились и ещё добавили. Стена, правда, опять обвалилась, а из подпола поползла всякая всячина, даже слова такого нет, чтобы её назвать. Облили её самогонкой и подожгли. Тварь горит, мужики пригрелись и заснули. Только Федька потом проснулся, когда совсем жарко стало; мужиков растолкал и вывел спать в огород.
Проснулись, почесали головы, и пошли к агроному за бревнами - новый дом строить, лучше прежнего. Агроном говорит: а как строить-то, знаете? Федька даже обиделся, говорит - а как раньше строили? Агроном пошёл с ними, где раньше был дом, сел на бугорок и стал смотреть, что получится.
Сидит он на бугорке и видит - медленно, но подвигается дом. И встает такой же, как был. И откуда они знают, как строить? Значит есть что-то, чего и огонь не берет. Стоит невидимо дом, а люди приходят и обстраивают его досками. Доски вещь бренная, а с настоящим домом ничего статься не может”.

  • Zorge - Поздравляю

Оливье Мессиан был одним из важнейших композиторов XX века. 62 года он служил органистом в церкви Святой Троицы в Париже. За три месяца до своей смерти, в январе 1992 года, он сказал: “Некоторых людей раздражает, что я верю в Бога. Но я хочу, что люди знали, что Бог присутствует во всем - в концертном зале, в океане, на горе, даже в метро”.

  • Olivier Messiaen - Vocalise-Étude

В некоторых традициях тибетского буддизма существует такая интересная вещь - “Прямое Введение в Природу Ума”. Суть её в том, что лама на какое-то мгновение делится с людьми, внимающими ему, ощущением просветленного сознания; другими словами, они узнают вкус того, как это - быть без постоянного шума ерунды в голове. Это длится какой-то короткий момент; но его хватает, чтобы узнать - что такое наше изначальное сознание.

  • Kathmandu Music Center & Lama Ngodup Jungney - Prayers For 25 Pioneers Of Buddhist Traditions

Однажды Карл Густав Юнг долго смотрел на воды Женевского озера и, сам того не зная, вдруг сказал: “Тот, кто смотрит вне себя, спит; тот, кто начинает смотреть внутрь себя - просыпается”. Окружающие с уважением посмотрели на великого психиатра.
Спасибо!

  • Beatles - Tell Me What You See