Запись эфира

Содержание

  1. Band - Across The Great Divide
  2. Band - The Night They Drove Old Dixie Down
  3. Band - Up On Cripple Creek
  4. Band - Time To Kill
  5. Bob Dylan & The Band - This Wheel’s On Fire
  6. Band - I Shall Be Released
  7. Band - Tears Of Rage
  8. Band - Rag Mama Rag
  9. Band - The Weight
  10. Bob Dylan & The Band - You Ain’t Goin’ Nowhere

Здравствуйте!

Сегодня я хотел бы рассказать вам про одну - ни на кого в мире не похожую - группу с воистину удивительной историей.
И группа эта называется просто - «Группа».
«The Band».

  • Band - Across The Great Divide

Влияние «The Band» на музыку второй половины 20-го века мало кому известно, но переоценить его невозможно. А мало кому известно, потому что «Band» были такими «музыкантами для музыкантов».
Если говорить просто, «Band» возвестили конец психоделии и возвращение к корням, тем самым положив начало стилю музыки, который через несколько десятков лет стал называться «Американа». Именно их песни подействовали на многих видных музыкантов того времени; в их влиянии с радостью признавались и Джордж Харрисон, и Эрик Клэптон, и «Grateful Dead», и «Кросби, Стиллз, Нэш и Янг»…Музыка «The Band» напомнила всем, кто был готов слышать, что дело не в громкости, не в скорости и виртуозности игры, а в том, чтобы музыка шла от сердца, была простой, ясной и понятной.

  • Band - The Night They Drove Old Dixie Down

А было всё это так.
Жил себе в Арканзасе один рок-н-рольщик по имени Ронни Хокинс. Не найдя успеха, он переехал в Канаду, где стал «отцом канадского рока». А чтобы всегда быть впереди конкурентов, он имел обыкновение внимательно слушать - кто что играет вокруг; а если в какой-нибудь группе объявлялся хороший музыкант, он переманивал его к себе.
Когда у него в группе уже были гитарист Робби Робертсон, басист Рик Дэнко, пианист и ударник Ричард Маньюэл и баранбанщик Ливон Хелм, Ронни где-то услышал юного выпускника консерватории, клавишника Гарта Хадсона. Но просто переманить его не получилось: Гарт не хотел быть членом группы, потому что ему не разрешили бы родители. Вместо этого он нанялся в группу как учитель музыки. Позже его станут называть «лучшим органистом в истории рок-музыки». Так появилась на свет группа «The Hawks»(«Ястребы»).
И с этой группой Ронни Хокинс гастролировал с 57-го по 63-й год, играя концерты практически каждый день, а после концертов иногда ещё и заставляя группу репетировать - чтобы точно стать выше любой конкуренции. Что у него блестяще получилось.
Под его чутким руководством «Hawks» научились жизни на дороге - и вообще жизни. И в какой-то момент им надоело аккомпанировать ушлому рокеру, который был значительно старше их; они узнали себе цену, им хотелось подняться выше, и они распрощались с мистером Хокинсом и пустились в самостоятельное плавание.

  • Band - Up On Cripple Creek

Оставшись сами по себе, они пару лет использовали свои благоприобретённые навыки, аккомпанируя другим музыкантам. И в какой-то момент кто-то обратил на них внимание Боба Дилана, который как раз искал себе рок-н-рольную группу, чтобы воплотить в жизнь идею «звука дикой ртути».
Летом 65-го Дилан проявился в небольшой таверне «Золотой Петух» в Торонто, где они играли, и после выступления пригласил Робби и Левона играть с ним. Левон потом вспоминал: «Мы слыхом не слыхивали - кто такой Дилан. Но он, видимо, слышал про нас. Он сказал: «Хотите играть со мной в «Hollywood Bowl»?».
Ок, но сыграв два концерта, Робби и Левон объявили Дилану, что без остальных членов коллектива им играть неинтересно. Тот легко согласился и «The Band» пустились с ним в тур по всему миру.
Поиграв до 66-го года, «The Band» решили, что хотят играть сами по себе. С помощью Дилана - который тем временем продолжал платить им жалование - они сняли большой дом в трёх часах езды от Нью-Йорка, недалеко от захолустного городка под названием Вудсток, загрузили туда свои усилители и колонки, и стали жить-поживать.

  • Band - Time To Kill

Робби Робертсон вспоминает: «Атмосфера жизни в горах, жизни в изолированном доме в середине ста акров земли - и наконец-то иметь дом-студию-мастерскую. Раньше я не мог писать нормально - трудно писать на гастролях. Мне нужно было почувствовать место творчества, а не комнату в отеле».
Большой розовый дом, в котором жили и играли «The Band», местные называли просто «Big Pink». Мастер на все руки Гарт Хадсон переоборудовал подвал во что-то типа грубой студии, и каждый день к ним приходил живущий поблизости Дилан, чтобы играть вместе просто ради удовольствия играть - и просто для себя записывать результаты.
Итогом этого стал альбом «Подвальные Ленты», который много лет не выходил как пластинка, а был легендой в мире музыки.

  • Bob Dylan & The Band - This Wheel’s On Fire

Фотограф и друг группы Эллиот Лэнди рассказывает: «Бэнд не просто отличались от всех остальных музыкантов, они отличались от всех людей, которых я знал. Они были более опытными, прошли через очень многое вместе. Когда находишься всё время на дороге с концертами, как это было с ними шесть-семь лет, встречаешь самых разных людей. И если ты смышлёный и наблюдательный, то ты учишься и растёшь».
Музыка Америки в 68-м году - как я недавно рассказывал вам на примере Джими Хендрикса - была агрессивной, вызывающей, отражая войну, которую власть Америки вела с собственным населением.
Робби Робертсон вспоминает: «Из-за всего, через что мы прошли, у нас была зрелость в музыкальных вкусах, в нашем подходе. Мы не чувствовали себя частью того, что происходило в мире. У нас не получалось следовать за модой, было неинтересно. Не то, чтобы мы ничего не пытались делать - мы пришли к своему подходу и музыкальности, в которой были нюансы - а музыка вокруг становилась всё более громкой и шершавой. Я понимал это отношение - и гнев, и возбуждение от всего, что происходило - но мы уже сделали это. Я начал с Ронни Хокинсом и моя гитара визжала.
А теперь мы пришли к тому, что хотелось действительно играть и думать: мы не использовали тогда этих слов, но важно то, чего ты не играешь; и меньше значит больше. Важны вещи, которые вдруг происходят и что они делают с биением твоего сердца, и что ты от них чувствуешь. Это было и секси, и красиво, и печально, и празднично одновременно. Я подумал: так вот то, до чего мы доросли, вот куда мы с этим идём».
Трубач и продюсер их первого альбома Джон Саймон говорит: «Парни из «Бэнд» отличались от всех остальных групп, с которыми мне доводилось работать. Они занимались этим ради музыки; остальные группы всегда смотрели - кто сейчас в топе, слушали радио и надеялись быть на гребне волны. А «Бэнд» смотрели в другую сторону - на музыку, которую они уважали - ранний рок-н-ролл, рокабилли, ранний джаз, кантри, блюз. Даже музыку прошлого века, вроде Стивена Фостера.
Они не говорили об этом, но чувствовалось их желание быть частью пантеона музыкальных гениев, которых они уважали».

  • Band - I Shall Be Released

Когда же речь зашла о том, чтобы записывать настоящий альбом, выяснилось, что есть проблема.
Студийные инженеры всегда рассаживают музыкантов так, чтобы звук одного инструмента не просачивался в микрофон другого и, если кто-то сделает ошибку, можно было переписать только его партию. В данном случае эта практика не подходила. Во-первых «Бэнд» так долго играли вместе, что не делали ошибок. А во-вторых они привыкли играть, слыша друга без всяких наушников.
Робби: «Инженеры всегда ведут себя одинаково: типа «Мы в курсе как записывать музыку; делайте как мы вам говорим, потому что мы пробовали всё и знаем, что работает, а что - нет».
Мы поначалу пошли у них на поводу и попали в непонятное положение, потому что не привыкли играть, не слыша друг друга. Поэтому я остановил всё и сказал: ребята - стоп - так не выйдет. Нам нужно общаться друг с другом музыкально. Я никого не вижу. Я знаю, что мы все где-то здесь, но я никого не вижу. Если я не вижу глаз Гарта или какое выражение лица сейчас у Ричарда, я не знаю - что играть. Мы понимаем друг друга по кивку головы, выражению глаз, по тому, как я двигаю грифом. Когда мы не видим друг друга, мы потеряны. Нам нужно сесть кружком и играть вместе».
Инженеры поворчали, но подчинились.
«И когда мы сыграли «Tears Of Rage», инженер сказал - идите сюда и слушайте, у вас получается что-то сильное. Так мы впервые услышали, как звучит «The Band» из динамиков. Мы посмотрели друг на друга, и поняли, что у нас есть уверенность, что мы можем играть по своим правилам».

  • Band - Tears Of Rage

Их первый альбом, который назывался «Music From Big Pink» вышел в 1968 году, был триумфом - как у критиков, так и у публики.
Именно тогда Джордж Харрисон, а потом Эрик Клэптон бросили все свои дела и приехали смотреть что происходит.
После записи «Бэнд» отправились в тур; потом записали второй альбом - «The Band». Потом опять начали играть с Диланом, потом опять сами по себе.
И так они жили-поживали до 1976 года.
Однако, излишества начали брать своё: своевольный Левон часто был недоволен, что большую часть творческих решений принимает Робби, а кто-то просто слишком увлекался гомеопатией и прочими подручными средствами.
В 76-м они сыграли свой последний концерт вместе, на этот концерт съехались играть многие титаны, которые уважали их музыку - Джони Митчелл, Ван Моррисон, Доктор Джон, Мадди Уотерс, Нил Янг, Ронни Вуд, Эрик Клэптон и другие; режиссёр Мартин Скорсезе снял про это фильм «Последний Вальс» - лучший из всех концертных фильмов в истории музыки.

  • Band - Rag Mama Rag

«The Band» продолжали играть в разных сочетаниях, но никогда больше не сходились в классическом составе.
Робби Робертсон занялся сольной карьерой и музыкой к фильмам, остальные постепенно переходили в мир иной: сначала Ричард Маньюэл, потом Рик Дэнко, потом Левон Хелм. Их место занимали другие люди.
По немыслимому стечению обстоятельств в 97-м году мне посчастливилось не только познакомиться с ними, но и записать с ними альбом.
Но это уже совсем другая история.

  • Band - The Weight

Эрик Клэптон вспоминает: «В 66-м году я был на гастролях с «Cream», кто-то дал мне кассету с музыкой «The Band» и эта кассета стала моим наркотиком. В итоге я сказал Джеку и Джинджер, что не могу больше играть с ними, и ухожу из группы. Я приехал в Вудсток с намерением вступить в группу, но постеснялся даже сказать об этом - просто сидел там, глядя как они работают.
В них была целостность, они писали изумительные песни и были великолепными музыкантами, но никогда не демонстрировали своей виртуозности. Всё в них было естественно, всё было подчинено музыке».

Спасибо за возможность послушать эту музыку сегодня вместе с вами.
И просто - спасибо!

  • Bob Dylan & The Band - You Ain’t Goin’ Nowhere